Герб Республики Беларусь Гродно Гродненский областной
исполнительный комитет

Официальный портал -
победитель XV конкурса "ИНТЕРНЕТ - ПРЕМИЯ ТИБО-2017"

Интернет-приемная облисполкома

Адрес облисполкома:
230023 г. Гродно, ул. Ожешко, 3
E-mail: groblisp@mail.grodno.by
(для деловой переписки)
Приемная:
(0152)72-31-90
Факс: (0152)72-02-32
Канцелярия: (0152)73-55-55
Главная - Новости региона
12 сентября 2018

На вопросы «ГП» ответил начальник управления Следственного комитета по Гродненской области Олег Шандарович

– Вы возглавили ведомство в июле этого года. Какие задачи были поставлены перед вами? 

– Представляя меня коллективу, председатель Следственного комитета Республики Беларусь Иван Носкевич подчеркнул, что работа управления СК по Гродненской области находится на надлежащем уровне. Область в плане расследования уголовных дел всегда была одной из лучших в республике, каких-то серьезных пробелов или недостатков не отмечалось. Поэтому речь шла о дальнейшем совершенствовании работы: оценить резервы и продолжить трудиться на ранее созданной хорошей базе. Порадовало, что на Гродненщине по сравнению с другими регионами республики работают наиболее опытные сотрудники, небольшая текучесть кадров. Серьезное здесь и техническое обеспечение. Главное в работе Следственного комитета – обеспечение законности, защита прав и законных интересов граждан. 

– Что вашему молодому ведомству удалось сделать за годы существования?
 

– Функционировать Следственный комитет Республики Беларусь начал с 1 января 2012 года. Сформирован он был на базе следственных подразделений МВД, прокуратуры и Департамента финансовых расследований Комитета госконтроля. Появилась структура, которая на определенном этапе досудебного производства по уголовным делам могла обеспечить своеобразный буфер, прежде всего – защиту прав граждан. Как результат – количество оправдательных приговоров уменьшилось в десять раз по сравнению с тем, что было в 2011 году, а  оправданы более 380 человек. То же самое касается и качества расследования уголовных дел. 

– Какие дела приходится расследовать наиболее часто? 

–Традиционно в последние годы превалируют кражи, а среди них – кражи мобильных телефонов. За этим стоит людская беспечность. Люди сами оставляют или забывают их где-то. На раскрытие таких преступлений затрачивается немало средств и сил. В каждом случае в связке работают следователь, эксперт, оперативный сотрудник милиции. Осматривается место происшествия, устанавливаются и допрашиваются свидетели, проводятся экспертизы. И одно дело, когда факт последующего присвоения мобильного телефона иным лицом находит подтверждение, и совсем иное, когда выясняется, что телефон просто утерян. Кстати, похожие ситуации возникают и с кражами другого имущества, которых в реальности не происходит. Люди часто забывают, куда они что-то положили, заявляют о краже, а потом сами же находят пропажу. 

Отрадно, что наблюдается снижение тяжких и особо тяжких преступлений. В Гродно в этом году не было совершено ни одного убийства. В то же время значительное число уголовных дел расследуется по так называемым превентивным статьям: угроза убийством, умышленное причинение легких телесных повреждений. Во многом именно своевременное инициативное привлечение к ответственности тех же семейных дебоширов и других нарушителей правопорядка и привело к положительной динамике снижения числа преступлений против личности. 

Стоит сказать и о влиянии близости границ. Почти каждую неделю предотвращаются попытки незаконной миграции. Ее организаторы пытаются за немалые деньги «перебрасывать» в Европу через нашу государственную границу нелегальных мигрантов. Органы дознания возбуждают уголовные дела, которые затем расследуются нами. 

000094_250275.jpg 

– Удается ли раскрывать дела давних лет?
 

– Конечно, и сегодня это одна из самых приоритетных задач. В октябре этого года в Следственном комитете Республики Беларусь пройдет специальная коллегия по данной категории преступлений. На Гродненщине с 70-х годов прошлого века остаются нераскрытыми порядка 130 убийств. Как правило, они не имеют сроков давности. В последнее время возобновлены многие из них. И результаты есть. Недавно раскрыто убийство девушки, совершенное в августе 2000 года. Суд первой инстанции уже вынес суровый приговор обвиняемому. 

За таким результатом стоит технический прогресс. Что нереально было сделать вчера, стало возможным сегодня. Серьезное подспорье – генетические экспертизы. В 90-х – начале 2000-х годов эксперт мог по образцу крови определить разве что ее группу и резус. Сейчас фактически из любого вещественного доказательства – крови или биологических образцов – можно выделить генотип. Сегодня эксперты имеют возможности идентифицировать личность даже по тем следам, которые ранее были для этого непригодны. Оставленные много лет назад на местах преступлений следы крови, фрагменты одежды даже при повторном исследовании позволяют устанавливать виновных в совершении преступлений лиц. 

В 90-х годах Генпрокуратура расследовала убийство первоклассницы. Тогда с места преступления были изъяты определенные биологические материалы. В 2007 году они были отправлены на экспертизу в Германию, но результата это не дало. В 2016 году нашим отечественным экспертам из тех же образцов удалось выделить генотип. Это позволило установить подозреваемого в совершении преступления. Подобным образом преступления раскрываются почти каждый месяц. 

– Кто пополняет ряды Следственного комитета?
 

– Создана и отлажена единая система подбора кадров. К нам приходят в основном выпускники следственно-экспертного факультета Академии МВД, гражданских вузов. Практическим навыкам их обучают опытные коллеги. В Беларуси планируется создание собственного учебного заведения  Следственного комитета. Обучение там будет вестись с учетом базового высшего юридического образования применительно к специфике следствия. 

– Каким был ваш путь в следствие?
 

– Мой отец работал судьей, среди родственников немало юристов, так что юриспруденцию выбрал не случайно. Заканчивая юридический факультет БГУ, проходил стажировку в должности старшего следователя прокуратуры Фрунзенского района Минска. Это были 90-е годы, уже через пару недель у меня в производстве были 9 дел. Работал помощником прокурора этого же района, затем на различных должностях в Генеральной и Белорусской транспортной прокуратурах. С момента создания перешел на службу в Следственный комитет. Признаюсь, в детстве предположить не мог, что профессия следователя станет призванием. Наверное, мы с ней нашли друг друга.